Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
04:49 

Сладкий глоток победы

GredAndForge
Managers of Mischief
Откопала ОЧЕНЬ старый текст к некруглой годовщине битвы за Хогвартс. Потому что я соскучилась, а толкового ничего не могу сейчас. Всем сердец!

Название: Сладкий глоток победы
Автор: GredAndForge
Бета: Ранние версии читали Фигвайза, шахматная лошадка и blue fox (если я ничего не путаю). Спасибо им! Автор надеется, что эта версия получше
Размер: мини (примерно 2,5 килослов)
Пейринг/Персонажи: Минерва Макгонагалл, Северус Снейп, разные обитатели Хогвартса
Категория: джен
Жанр: черный юмор
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: альтернативная хронология, в которой Минерва Макгонагалл и Том Риддл приблизительные ровесники; юмор действительно черный
Краткое содержание: Пока что Минерве удается удерживать на плаву корабль безумцев, которым является Хогвартс в 1998/1999 учебном году, но не затянет ли её пучина тайного порока?

Смета на ремонт оранжереи, счёт из "Кабаньей башки" за срочную доставку бочонка огневиски совиной почтой и ущерб имуществу, копия протокола задержания группы студентов специального (повторного) седьмого курса в процессе применения сглаза “Таранталлегра” к памятнику старины в общественном месте... Минерва Макгонагалл отослала стопку трепыхающихся бумаг в недра резного бюро, обвела глазами строй покойных директоров (больше половины рам, от греха подальше, пустовало) и задержала взгляд на лице позднего посетителя:
– Прoсти... как-то, знаешь ли, само собой вышло... зарапортовалась совсем.
– Неискренние извинения вам удаются немногим лучше, чем Лонгботтому зелье от прыщей, – Северус Снейп, обосновавшийся в обитом линялым бархатом кресле, вытянул ноги и расстегнул верхнюю пуговицу. – Но я даю вам шанс сию же минуту всё исправить.
Из-за пазухи у него вдруг вынырнула желтушного цвета летучая мышь. Покружив над головой директрисы, животное грянулось о стол и разложилось листом пергамента, убористо исписанного бурыми чернилами.
– Инсендио, – быстро произнесла Минерва, ткнув палочкой. Документ полыхнул, взметнулся серыми хлопьями и развеялся.

– Могли бы и прочесть, – сказал Снейп. – Кровью сердца писал, между прочим.
– Я и так знаю, что там было. – Минерва стянула с носа очки в аскетической железной оправе, придала лицу торжественно-мрачное выражение и сделала вид, будто зачитывает вслух: – “Директору скорбного балагана, в лучшие времена именовавшегося Школой чародейства и волшебства Хогвартс, профессору Макгонагалл, от её многострадального и трагически недооцененного советника, товарища по оружию и собрата по несчастью Северуса Снейпа – Заявление. Прошу освободить меня от всех занимаемых должностей в связи с тем, что моё пребывание в этом бедламе несовместимо с международными магическими и немагическими правовыми нормами о запрете на применение пыток...”
– Слишком резко жестикулируете, и не той рукой. Но в целом, довольно похоже, – прокомментировал автор заявления. – Думаете, насчёт пыток это фигура речи?
– Откуда мне знать? – буркнула Минерва. – Ты ведь ничего не рассказываешь, а вид у тебя, можно сказать, еще ничего... по сравнению… по сравнению с…
Снейп презрительно фыркнул.
– Вы действительно предлагаете мне помериться атрибутами мученичества?
– Да ты даже не знаешь, куда денешься, если я тебя отпущу, – сменила тему Минерва.
– Так это вы, оказывается, обо мне беспокоитесь! И только ради меня так отчаянно рискуете репутацией! А вы уже составили заявление для прессы, которое выразительно зачитаете от собственного лица, когда о наших ночных посиделках начнут судачить на Площади Гриммо? Или, ещё того лучше, в Визенгамоте? – свои слова Снейп сопроводил красноречивыми кивками в сторону портретов Финеаса Найджелуса Блэка и Альбуса Дамблдора.

Блэк, будто только и ждал того, что о нем заговорят, открыл глаза и грозно прокашлялся.
– Кто здесь? А, это вы, Минерва... Надеюсь, хоть вы-то не собираетесь предаваться здесь разврату? – осведомился самый непопулярный директор Хогвартса, не считая двоих присутствующих.
– Ужель несчастным нашим глазам не довольно той непотребной оргии, – поддержала из своей рамы Дайлис Дервент, – коею осквернили сии стены ваши заблудшие питомцы на прошлой неделе?
– А я считаю, – вмешался портрет Дамблдора, – что мы все могли бы ими гордиться. До сих пор ни одному ученику не удавалось угадать пароль.
– Между прочим, это по твоему совету я наняла маггла на должность преподавателя маггловедения! – напомнила Макгонагалл. – И в результате эти...
– ... пытливые юные умы, – дружелюбно подсказал Дамблдор, блеснув очками.
– ... пытливые юные умы извлекли какой-то весьма своеобразный урок из его лекций о компьютерных технологиях. Всех тонкостей я не поняла, но...
– Что там понимать? Засранцы взломали горгулью методом подбора, – сказал Снейп. – Та же бомбарда для магглов.
– Ну да, заколдовали орфографический словарь, сделав его говорящим, и…
– Рэйвенкловцы всегда отличались способностями к быстрому освоению новых областей магии, – кивнул Дамблдор.
Дайлис со стоном принялась массировать себе виски. Минерва, в результате серии не бросающихся в глаза маневров переместившаяся к выходу из кабинета, незаметно поманила своего гостя за собой.

– Почтенные директора не виноваты, что у нас полная школа второгодников с посттравматическим синдромом, – сказала она примирительно, когда ворчание портретов заглушила аккуратно прикрытая дверь. – Пусть хоть один вечер в покое повисят, пока дети новый пароль не разгадали.
– Тоже мне, оргия – пару бутылок сливочного пива откупорили об её целомудренную раму, – процедил Северус. – Вы даже портреты ухитрились разбаловать донельзя! Уже и в собственном кабинете не хозяйка.
– Как ты в этом кабинете хозяйничал, мы уже видели.
– Уж по крайней мере мне не приходилось от них прятаться! Кстати, куда мы идём? К себе, уж извините, не приглашаю…
– Думаю, в Выручай-комнату. В моих апартаментах, к сожалению, ремонт ещё не закончен.
– Он и не закончится, пока контракт на сантехнику у "Уизли и сыновей". Медные трубы свищут, разноцветные фонтаны хлещут, а директор школы в анимагической форме спит на каминной полке в своём кабинете...
Последние слова Снейп проговорил через плечо, рискуя оступиться на узкой винтовой лестнице. Спустившись из башни в главный холл, профессора безмолвными тенями скользнули вдоль стены.

Парадные интерьеры замка сильно изменились за лето. Серые стены, когда-то голые и мрачные, были теперь сплошь покрыты картинами, изображавшими Битву за Хогвартс с точки зрения юных защитников школы. Над лестницей величественно реяла пятиметровая фигура Гарри Поттера в пурпурной мантии. Волшебная палочка героя, с которой каждые пятнадцать минут, под перезвон часов, слетал легендарный смертоносный Экспелиармус, указывала вниз, на бесформенную кучу серых тряпок, долженствовавшую изображать окончательно развоплощённого Волдеморта. Поговаривали, что, когда в холле никого не было, нарисованный Гарри распахивал мантию и мочился на поверженного врага, но проверить этот слух не представлялось возможным, так как обязательным условием чуда было отсутствие свидетелей.

Картины по сторонам лестницы изображали изгнание Северуса Снейпа из Хогвартса и его последующее триумфальное возвращение. На левой стене мятежные преподаватели, ведомые профессором Макгонагалл, обращали бывшего директора в бегство, направляя в него шквал перьев, котлов и прочих учебных пособий, в результате чего несчастный почти сто раз в сутки разбивал лбом ближайший витраж и улетал, обратившись в нетопыря. На правой же стене Аберфорт Дамблдор, в несвежем переднике поверх мятой мантии, левитировал подобранного в Визжащей хижине опального директора в сторону Большого зала. Эта сцена особенно удалась художнику. Голова Снейпа так правдоподобно болталась на почти перегрызенной шее и так убедительно заливала лестницу кровью, очень похожей на настоящую, что сам сэр Николас тайком прилетал полюбоваться.

Обменявшись неприязненными взглядами со своим изображением, профессор Макгонагалл направилась к главной лестнице. Снейп следовал за ней, ссутулившись и избегая смотреть по сторонам. Студенческую живопись не брали никакие известные заклинания.

Несмотря на поздний час, в замке было неспокойно. Со стороны гриффиндорских спален нестройно доносилась непристойная песня о Тёмном Лорде и его змее, в Большом зале испуганно звякали тарелки, и юношеский басок гудел: “Ногу вепря тоже тащи”, а где-то под тёмными сводами дрессированый сквозняк вихрился красно-золотым конфетти.

Добравшись до седьмого этажа, профессора принялись сосредоточенно вышагивать мимо картины с танцующими троллями. Вход в Выручай-комнату работал довольно исправно, по меркам Хогвартса образца 1998 года.
Минерва толкнула образовавшуюся дверь, сделала шаг и отшатнулась.
– Lumos. И чем, скажи на милость, ты собирался здесь заниматься?
– Ого! – пробомотал Снейп, глядя поверх головы своей спутницы. – Как, скажите на милость, вы могли подумать, что это я?

Выручай-комната представляла собой роскошный будуар. По воздуху плыл дурманящий аромат алых маков, которые томно колыхались на шёлковых штофах, затягивавших стены. Золочёная люстра сладострастно тянула унизанные тускло мерцающими свечами лапы к нагим нимфам, украшавшим лепной потолок. В центре, утопая выгнутыми ножками в персидском ковре, красовалось достойное погрязшего в разврате римского императора ложе за тяжёлым бархатным пологом. Вокруг в беспорядке валялась одежда – в нарушение школьного устава, явно приобретённая в маггловском магазине для бунтарски настроенной молодёжи.

Кровать недвусмысленно поскрипывала. Из-за полога доносились тихие ритмичные всхлипы, в такт которым мерно подрагивали брошенные прямо на ковре круглые очки.
– Тысяча боггартов! Nox! Идёмте отсюда!

– Да, после пожара её свойства восстановились далеко не в полной мере, – рассуждала Минерва, пока они, стараясь не глядеть друг на друга, брели прочь по коридору. – Раньше, бывало, вся Армия Дамблдора помещалась, и ещё оставалось место для Сивиллы с её бутылками...
На лестничной площадке оба остановились.
– Может, в библиотеку? – предложил Снейп.
– В библиотеке наверняка мисс Грейнджер сочиняет очередную брошюру для своего Очень Тайного Общества Разбалансированных Войной Алкоголиков. Сивилла, кстати, очень высоко отзывалась о её публицистическом даровании. Лучше уж на Астрономическую башню.
– Увольте, на Астрономическую башню не пойду, у меня с ней связаны неприятные воспоминания.
– Ах да, извини. В Визжащую Хижину?
– С ней тоже. Где я никого не убивал, там меня убивали, а во всех остальных местах меня отвергали девушки или подкарауливали, четверо на одного, ваши храбрые гриффиндорцы. Меня вообще по всему Хогвартсу подстерегают напоминания о былых душевных травмах. А вы моё заявление не подписываете, безжалостная вы ведьма.
– А я не могу подписать – оно сгорело.
– А я новое напишу.
– А оно тоже сгорит!
Лестница пришвартовалась к коридору первого этажа, и Снейп подал даме руку.
– О, а давайте прямо здесь, в кладовке? Трансфигурируете какую-нибудь метлу, пусть-ка эти спортсмены завтра верхом на диване бладжеры гоняют – с похмелья, небось, и разницы не увидят.
– В кладовке не буду, – сказала Минерва смущённо. – С ней у меня связаны неприятные воспоминания.
Снейп остановился и вопросительно пошевелил бровью.
– Видишь ли, на шестом курсе один юноша пригласил меня на свидание...
– Его звали Том, фамилия на “Р”, угадал? И что же вы с ним делали в кладовке?
Минерва потупилась.
– Ужасные вещи. Великие, но ужасные.
– Мда, а ведь это многое объясняет, даже очень многое. У вас шоколадка есть? Люпин, покойник, помнится, считал шоколад лучшим средством от тяжких воспоминаний...

Минерва послушно выудила из складок мантии шоколадную лягушку, зубами надорвала обёртку и в ужасе воззрилась на карточку с красивой черноволосой ведьмой, чью наготу прикрывала только стратегически помещённая на переднем плане азкабанская решётка. Брюнетка развратно подмигнула и медленно обвила один из железных прутьев длинной белой рукой, предплечье которой обезображивала татуировка в виде черепа и змеи. Лягушка, вывалившаяся на пол вниз головой, опомнилась и с гулким шлёпаньем ускакала в тёмный угол.
– Что, уизлевская? Серия “Все любовницы Северуса Снейпа”? – равнодушно осведомился Снейп.
– Кх... Беллатрикс Лестрейндж? Северус, это... это правда?
– Рита Скитер неправду не напишет, – съехидничал герой самой популярной биографии в истории Магической Британии. – А другой лягушки у вас нет? Если повезёт, Амбридж попадётся...

Выйдя на парадное крыльцо, Минерва остановилась в нерешительности.
– Оранжереи отпадают, – напомнил Снейп. – Там Лонгботтом сегодня утром учил мандрагор петь хором.
– Угу, я уже и заказ колдостекольщикам отправила. Остаётся разве что стадион – ты ничего не имеешь против стадиона?
– Откровенно говоря, на вашем месте, я бы делал это прямо здесь.
– А если дети увидят?
– Эти ваши дети весной отправили на тот свет половину гвардии Тёмного Лорда, а теперь перепивают Толстого Монаха, загоняют Пивза на Дракучую Иву и занимаются любовью, не слезая с метлы. И вы считаете, что всё ещё способны научить их чему-то дурному?
– Педагоги должны всегда оставаться образцом для подражания. Ради этого стоит приложить минимальные усилия, чтобы скрывать свои вредные привычки.
– Ничего себе, минимальные! – разозлился Снейп. – Вот не хотел я портить и без того отвратительный вечер, но ваша, извините, упёртость кого угодно выведет из себя!

Директриса, поджав губы, спустилась с крыльца. Гравий дорожки захрустел под её начищенными до блеска башмаками.

– Послушайте, Минерва, – не унимался её спутник, – неужели вы всё ещё верите, что являетесь для этих великовозрастных головорезов чем-то большим, чем надзирательница, за каким-то троллем на год отсрочивающая их варварское нашествие на реальный мир?
– Пусть так, – профессор Макгонагалл одернула безупречно сидящую мантию. – Разве этого не... ради Мерлина, это ещё что?
– Вы меня спрашиваете?

Над стадионом поднималось ровное оранжевое свечение. Повеяло озоном.
Выхватив волшебную палочку, Минерва нырнула под задрапированную стойку. Когда она отодвинула ткань с внутренней стороны, глазам профессоров предстало невообразимое зрелище. Травы не было видно – стадион был сплошь покрыт крупными птицами с хищными клювами и плешивыми головами, и от каждой из этих жутковатых тварей исходило холодное сияние, как от маггловских ртутных фонарей. Вспугнутая стая поднялась в воздух и с металлическим клёкотом заметалась между трибун, орошая траву дурно пахнущим белёсым дождём.

– Такие славные, правда? – Тонкая девичья фигурка отделилась от трибун и танцующей походкой двинулась к потерявшим дар речи преподавателям. Аккуратные босые ступни будто сами собой избегали кучек помёта. – Это, конечно, не настоящие фениксы, но модифицированные чары люминисценции работают даже лучше, чем я ожидала. У вас случайно нет с собой дохлой крысы? Можно было бы попробовать приручить вашего. Здесь по одному на каждого преподавателя и каждого ученика...

– А знаете, что я о вас думаю, Лавгуд? – произнёс профессор Снейп бархатным голосом. – Вы – умалишённая помесь мотылька с золотой рыбкой. Всегда мечтал ей это сказать, – пояснил он, повернувшись к Минерве.
Доброжелательная улыбка укротительницы суррогатных фениксов стала только шире.
– А что это у вас с рукой – судорога? Я думаю, что компресс из помёта прекрасно расслабляет мышцы. По крайней мере, стоит попро...
– Мисс Лавгуд, – сквозь зубы пробормотала Минерва. – Немедленно отправляйтесь спать. Но чтобы к утру здесь не было никаких... существ!
– Как скажете, профессор Макгонагалл. Вы правы – их, пожалуй, будет трудновато прокормить... Такая жалость.

В воздухе кружились светящиеся перья. Лавгуд направила волшебную палочку на шляпу директрисы:
– Тергео. Ой, в волосах у вас тоже перья и... прочее. А у меня как раз есть очень хорошая расчёска, она сделана из бузины и отгоняет мозгошмыгов – вы позволите?

Минерва прерывисто вздохнула и бросилась в темноту, путаясь в юбках. Снейп нагнал её на полпути к Запретному лесу.
– Дешёвая подделка, – ехидно прокомментировал он. – Всё равно так и шмыгают, мне очень хорошо видно.

Некоторое время они в молчании брели, сами не зная, куда. В тёмном небе тяжело ворочался влажный осенний ветер.

– Дождь начинается, – заметил наконец Снейп. – Не везёт вам сегодня.
– Дождь – это, наоборот, везёт! – внезапно оживилась Минерва. – Это значит, что Хагрид Клыка со двора заберёт, и гамак перед домом – в нашем полном распоряжении!
– А что ж вы мне голову морочили? Могли б два часа назад его псине сон навеять, и качаться в гамаке хоть до утра.
– Ну да, а потом Гермиона устроила бы скандал, не виданный со времён ссоры Салазара и Годрика. Она на заклинания, применяемые к животным, Табу навесила, в рамках своей кампании “Учащиеся, Радеющие О Достойном Существовании Тысяч Волшебных Организмов”. Давай вот здесь, в кустах, подождём, пока у Хагрида свет погаснет.

Десять минут спустя они бок о бок покачивались в гамаке на краю Запретного Леса. Унылый осенний дождь беззлобно постукивал по невидимому куполу, стекающие капли обнимали его длинными паутинными лапками. Внутри было тепло, и уютно пахло прелыми листьями, костром и немного – глинтвейном.

– Серьёзная ведьма, заслуженный педагог и героиня войны во втором часу ночи, под дождём, прячется от собственных учеников в гамаке перед домом... гм, ещё одного героя войны, – глухо проговорил Снейп, остановившимся взглядом глядя куда-то за защитные чары и низкие тёмные тучи. – Можете вы мне дать вразумительный ответ – какого драного соплохвоста?
– Думаю, что таким образом я пытаюсь создать иллюзию контроля над ситуацией и осмысленности собственных действий, – произнесла Минерва, шаря в правом кармане. – Как ты сам мне и объяснял третьего дня.
– Рад за вас, – сухо сказал Северус. – Надеюсь, моя скромная помощь в построении ваших иллюзий мне всё-таки зачтётся.
– Да, да. Только сейчас помолчи, Мерлина ради. Не поверишь – целый день жила ожиданием этой минуты, – зажав губами тонкую белую сигарету, директриса выудила из кармана волшебную палочку. – Иншенжио.

Кружевная лента дыма, свиваясь, полетела к невидимому потолку и заволокла его сладковато пахнущим облачком.

– Вот он, сладкий глоток победы, – прошептала Минерва и глубоко затянулась, прикрыв глаза. – Ещё день продержались.

– Минерва... – знакомый голос прозвучал так хрипло и сдавленно, что она вздрогнула. – Отпустите меня. Я серьёзно.

Дождевые капли неподвижно застыли на поверхности купола. Повернувшись в сторону леса, Минерва попыталась сосредоточиться на ощущениях в давно онемевшей левой руке. Покалывания уже не было, кисть будто бы заменилась чужеродным куском холодного каучука. И всё же ей показалось, что она сумела заставить помертвевшие пальцы ещё немного сильней сжаться вокруг Воскрешающего Камня.

– Ещё один день, Северус... Пожалуйста...


@темы: фики G&F

URL
Комментарии
2017-05-02 в 06:07 

blue fox
Синий Лис
ух, какая история!
я может и читала, но почти не помню.
подозреваю, она воскресила не только снейпа

2017-05-02 в 06:27 

GredAndForge
Managers of Mischief
blue fox,
подозреваю, она воскресила не только снейпа
Это мне в голову не приходило, но это был бы мега-годный нуар!

URL
2017-05-02 в 08:39 

blue fox
Синий Лис
GredAndForge, мне кажется я читала что-то такое, типа в хогварце все погибли, и последний выживший поддерживает иллюзию победы и что жизнь продолжается, а на самом деле весь волшебный мир схлопнулся до развалин замка. я думала у тебя,

2017-05-02 в 09:33 

Фигвайза
GredAndForge, Минерва здесь ужасна. СВОБОДУ СНЕЙПУ!

2017-05-02 в 11:09 

troyachka
лейтенант Ухура, продолжайте попытки преодолеть статистические помехи!
Классно))) :D хотя и правда видно, что текст старый, не по качеству, а по теме и стилю.

2017-05-03 в 02:22 

GredAndForge
Managers of Mischief
blue fox,
Я тоже это смутно вспоминаю, может быть, у Emily Waters, а может быть, мы про разное думаем. Тема-то богатая!

Фигвайза,
Ага, она тут как заправский алкоголик: конечно, надо завязывать, но что один-то день изменит, всё равно не просыхаю с сентября... Но я верю, что она опомнится. Минерва не такая!

troyachka,
Северус и Минерва олвэйз! Он очень, очень старый, столько не живут, блин. Все нормальные люди, у которых есть в закромах артефакты такой древности, давно разбежались по другим фандомам :gigi:

URL
2017-05-03 в 06:35 

Mrs N
Не люблю, когда меня хвалят: всегда недооценивают! (с)
Мда... Отсутствие АУ в шапке я увидела, естественно, только после прочтения. Так что финал был неожиданным. Пробрало, короче.

2017-05-03 в 19:03 

GredAndForge
Managers of Mischief
Mrs N, хехе, на это я и надеялась. То, чего нету, в глаза не бросается. А вообще, как по мне, собрать все шапки бы да сжечь! Тоже мне, фиялки, "ах, птичий помёт - сквик не прописан!", а сами, небось, Сорокина на завтрак...

URL
2017-05-03 в 20:34 

Mrs N
Не люблю, когда меня хвалят: всегда недооценивают! (с)
GredAndForge, плюсую, большинство предупреждений - зло. Здесь половину кайфа обломало бы.

Приходи в Дуэльный клуб, вдруг на что встанет. :)

2017-05-03 в 23:36 

GredAndForge
Managers of Mischief
Mrs N, спасибо! Да ну, куда уж мне... Мне и про нередких-то персонажей подумать некогда.

URL
   

Managers of Mischief

главная